Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Музей истории и культуры старообрядчества > Материалы Х Международной конференции 2011 г. > Самойленко А.И. Поим — центр старообрядчества Пензенской губернии и Поволжья.

        Самойленко Александра Ивановна, н.с. МУК «Поимского историко-архитектурного музея Белинского района Пензенской области».

В статье «Раскол в селе Поиме и учреждение единоверия», напечатанной в «Пензенских епархиальных ведомостях» за 1868 г. (автор - единоверческий священник Иоанн Невестин) сказано: «по вероисповеданию поселенцы были все новоправославные. Но назад тому около девяноста лет в селе Поиме нежданно-негаданно появился раскол. Злыми сеятелями сего учения были двое родных братьев – раскольников – Кир и Гавриил из села Гуслицы Московской губернии. Они были люди коммерческие и грамотные. Познакомившись с жителями села, они завели здесь училища и учили по старопечатным книгам и рукописным тетрадям… Таким образом, положено было в селе Поиме основание Поповщинской (Белокриницкой) общине староверов. Спустя несколько лет в наше село было занесено «Спасово согласие» (беспоповцы), а еще через несколько лет появилась Покрещенская или Поморская община. О появлении последней в той же статье читаем: «В лето миробытия 7300, от «воплощения же Бога Слова по Великороссийския церкви» счету 1792 прибыл в село неизвестно по какому случаю человек – Иван Васильев по прозванию Московский из Москвы (как о нем повествуют наши предки), православно поморского исповедания, имеющий «дарования высокие, острое и глубокое понятие Божественного писания, отменное слово… оный премудрый муж собирал неоднократно соборы и вразумлял наших предков «к принятию истиннаго крещения…» В результате «некоторые пробудясь от сна, приняли сие учение и вняли его наставлениям»(1). Таким образом, старообрядчество в Поиме было представлено тремя согласиями и Поим сформировался как центр раскола Пензенской губернии. Об этом единоверческий священник Иоанн Невестин пишет: «Поим есть главное гнездо раскола в Пензенской губернии.» Тоже самое мы читаем и в статье «Единоверческая церковь в с. Поим Чембарского уезда», напечатанной в «Пензенских губернских ведомостях» № 64 за 1876 г.: «Село Поим – гнездо раскола в Пензенской губернии, в нем три секты: 1. Поповщинская, в которой считается 800 мужских и 961 женских душ, рожденных в расколе и совратившихся из новоправославия 342 мужских и 328 женских душ; 2. Спасово Согласие – в ней 288 мужских и 264 женских коренных и 64 мужских, 64 женских совратившихся; 3. Поморцы, которых считается 295 мужских и 354 женских коренных и 37 мужских и 31 женских совратившихся. Итого в трех сектах 1796 мужского и 2002 женского пола, а всего 3798 душ.» (2) А вот еще один документ, подтверждающий то, что Поим – центр староверия – это письмо Господину начальнику Пензенской губернии, подписанное Министром Внутренних дел Ланским от 3 декабря 1858 г. № 379. Цитирую: «Поим можно признать сосредоточением раскола в Пензенской губернии, как по многочисленности раскольников в том селе и по существованию во оном трех молельных, так и потому, что раскольники других селений сводятся в том селе и придерживаются мнений Поимских раскольников»(3).

Три археографические экспедиции, организованные кафедрой источниковедения Отечественной истории МГУ (в 1983, 1984, 1994 гг.) пришли к выводу о том, что все старообрядческие согласия, которые имеются в России, были и есть в нашем селе и поныне.

Старообрядчество в Поиме было средой, поддерживающей русскую культуру и сохранявшей древние письменные памятники. Общаясь со старообрядцами других мест, поимцы привозили оттуда старопечатные и рукописные книги, стихиры на крюковых нотах, ирмосы и т.д., которые бережно хранили, прикасаясь к ним осторожно, как к святыне. Это были книги, изданные еще до реформ Никона или же переписанные и переизданные уже после реформ. Среди староверов грамотных было больше, чем среди новоправославных, хотя дети старообрядцев школы и гимназию не посещали. В статье «Храм во имя Святого и Чудотворного Николая в с. Поиме Чембарского уезда Пензенской епархии», напечатанной в «Пензенских епархиальных ведомостях» № 19 за 1913 г. (автор священник Борис Боголюбов), читаем: «учатся они чаще путем настойчивого самообразования, стремятся просветить свой ум истинами веры и религии»(4). У многих из них были прекрасные домашние библиотеки. В библиотеке Льва Феоктистовича Пичугина насчитывалось более 100 томов старопечатных и светских книг. Богатейшим собранием книг обладали: Ксенофонт Никифорович Крючков, Александр Иванович Вакасин, Петр Захарович Борисов и многие другие.

Знакомясь с иконописью Поима убеждаешься, что большинство икон заказывалось в авторитетных центрах старообрядческой культуры с давними традициями и высоким профессиональным уровнем исполнения. Настоящие шедевры иконописи были и есть у многих старообрядцев села. Особо почитаемы в нашем селе иконы: Николая Чудотворца, Спаса Нерукотворного, Казанской, Владимирской Божьей Матери, Иоанна Предтеча и др. В доме всех староверов имеется множество икон медного литья. Иконы староверы считали предметом святости. В красном углу каждой избы стояли на специальных угольниках прекрасные резные иконостасы с иконами. Среди них были иконы, которыми благословляли детей, вступающих в брак, отходников, уходящих в дальние края, иконы, которые староверы носили впереди похоронной процессии.

Почитаемы были в Поиме и кресты. Они водружались на маковках старообрядческих церквей, укреплялись на фронтонах молельных, ставились на могилах. Они были на иконах, богослужебных книгах, на церковной утвари. Все старообрядцы носили маленькие нательные крестики.

При богослужении наставник производил окуривание ладаном почитаемых икон. Для этой цели употреблялась кадильница. Для отсчета молитв и поклонов каждому верующему служила лестовка. Она обычно украшалась богатым орнаментом и заключала в себе богатую символику. При совершении многочисленных земных поклонов употреблялся, так называемый подручник – небольшая подушечка, на которую опираются ладони молящегося при земном поклоне.

Большую роль у староверов играла бытовая и культовая культура. Дома первых поселенцев-старообрядцев строились из круглых бревен, окна украшались резными наличниками, с начала XIX века в своем большинстве строились из красного кирпича в один, полтора или два этажа. Поражает разнообразие кирпичного декора и четкие пропорции. «Элементы оформления западной ориентации легко легли на фасады зданий, построенных на основе принципов классического стиля» – пишет в аннотированной справке «Своеобразие архитектуры с. Поима» архитектор Галина Николаевна Веслополова(5). Старообрядцы-беспоповцы молились в специальных молельных домах, кирпичных, двухэтажных. Эти дома имели каменный декор и придавали улицам некоторое своеобразие. Гордостью села были белокаменная часовня Белокриницкого согласия и единоверческая церковь. К сожалению, часовня была разрушена в 1929 году, а единоверческая церковь, возведенная на соборной площади в 1876 году, даже сейчас, находясь в плачевном состоянии, является «лицом Поима». Этот храм – классический образец архитектуры XIX века. «Архитектура церкви вобрала в себя черты стилизаторства и эклектики. В ее декоре присутствуют как элементы древнерусского стиля – кокошники, закомары и иные национальные черты, так и классические элементы – фронтоны, рустовка. Он «богато убран» многочисленными деталями, украшен настоящим кирпичным кружевом.» 6

Одним из интереснейших элементов бытовой культуры старообрядцев было и есть – наличие бань, в которых они моются и стирают белье. Раньше преобладали «черные» бани (дым из которых выходил в оконца и дверь), а сейчас белые (дым из печей в них выходит через трубу).

Одежда старообрядцев отличалась консерватизмом и строгостью. Женщины носили рубахи с длинными рукавами, перехваченные в талии легким поясом. Праздничный наряд – косоклинный сарафан и кофта. Голова повязывалась платком, заколотым «под булавочку». Девушки заплетали одну косу, женщины – две и носили «чепчик». Мужчины не брили ни усов, ни бороды, носили длинные до колен рубашки-косоворотки, которые носили поверх широких штанов и подвязывали поясом. Собираясь в моленную, мужчины одевали полукафтаны. Праздничная одежда (женские кофточки и мужские рубашки) украшались вышивкой тамбурным швом или крестом. Вообще женщины-старообрядки были рукодельницы-мастерицы. Их горницы были украшены рушниками с чудесными вышивками и кружевами, вязанными скатертями и самоткаными столешницами. В большинстве домов были ткацкие станы, на которых они ткали пестрядину, тонкие и толстые холсты, изумительной красоты покрывала на кровати, сундуки и половики.

Долгое время староверы не признавали табака и чая, водки пили мало, обычно по большим праздникам и большим семейным событиям. Главой семьи считался отец, все члены семьи ему беспрекословно подчинялись. Староверы были немногословны, строги к детям. Строго соблюдали посты, во время которых большую часть суток молились дома и в молельных.

Обряды и обычаи Поимских староверов представляли много сходного с обрядами других епархий (система обрядов в литургии и вообще в богослужении, обряд поклонов, крещения, прощения накануне поста, христосования на Пасху и т. д.). Впрочем, были и различия в обрядах у поповцев и беспоповцев. Так, в уже названной мной статье «Раскол в селе Поиме и учреждение единоверия». Невестин пишет: «Требоисправления у беспоповцев-поморцев совершаются избранными на это наставниками и учителями». Обряд избрания имеет у них некоторую торжественность. Он совершается в молитвенном доме ночью, при общем собрании старейших членов общины. Начинается и оканчивается молитвою. Избранный ими в пастыря, по избрании, тремя земными поклонами испрашивает у всех избравших благословения и молитв на вступление и продолжение новой, многотрудной должности, те отвечают: «Господь да благословит», после чего составляется и подписывается всеми акт избрания.

Преступления и проступки против своей секты обсуждаются и решаются собором старцев под управлением их наставника. Так, например, за вольную выдачу дочери в поповщину отец ее отлучался от соединения тамошних христиан. Поимские беспоповцы признают для себя только три таинства: крещение, покаяние и брак. Беспоповцы не пьют и не едят из одной посуды со староверами других общин и новоправославными, «вкупе не молятся из опасения, чтобы не смешать их молитвы с еретической, за трапезой вилкою не едят: можно ли, говорят, так бесстрашно колоть тело Христово; не омокают куска в солило, из опасения, говорят, уподобиться Иуде предателю. Мужчине ни в каком случае не дозволяется молиться не опоясавшись, а женщине в фартуке, им же строго воспрещается являться в мелельну в ситцевом платье. Если новоправославный священник прикоснется к их иконе или книге или возьмет в руки, то они считают уже оскверненными и от них отступает уже благодать Св. Духа; возвратить ее можно только через окаждение ладаном. Желая отличить себя от новоправославных, они выстригают у себя маковку «гуменце» в подражение терновому венцу Христа Спасителя. В день Св. Богоявления воду черпают в глухую полночь и сосуд с нею ставят в молельне во время Богослужения перед иконами, по окончании которого все забирают в свои дома, как уже освященную»(7).

Единоверческий священник Иоанн Невестин в своей статье «Раскол в селе Поиме и учреждение единоверия» пристрастно осуждая «заблуждения» поимских старообрядцев, однако, выделяет Белокриницкое согласие. Цитирую: «У поимских поповцев заблуждений нет»(8).

Поимцы-поповцы, признавая нужду священства для совершения необходимых церковных треб, первоначально принимали к себе священников «бегствующих» от православной церкви в сущем их сане, но под миропомазание, как должно принимать по правилам еретиков второго чина. Богослужение отправлялось первоначально в доме крестьянина Акима Сысоева, через избранных на то наставников или уставщиков, они же исправляли и другие требы, кроме таинств. В тридцатых же годах крестьянин Лаврентий Иванов Калмыков – богач, исходатайствовал у правительства дозволения выстроить в своем саду поповщинскую молельню, а вместе с тем испросил для сей молельни и новопровославного священника Александра Соколова, который публично и отправлял в ней Богослужение и совершал таинства, кроме Литургии, по старопечатным книгам и обрядам. Через три года священник Соколов был лишен сана и сослан в отдаленную губернию «за совращение в раскол», а молельня запечатана, затем сгорела. Поимцы снова открыли публичное Богослужение в доме крестьянина Сысоева, который в 1886 г. по доносу священника Стефановского опять был запечатан. После священника Соколова к поповцам снова стали наезжать священники «бегствующие». С 1847 г. они стали принимать к себе священников, посвященных Белокриницкою иерархиею, а в пятидесятых годах избрали из среды себя крестьянина села Поима Максима Алексеева Горбунова, который и был посвящен в иерея епископом Антонием.

Долгое время Белокриницкому согласию не разрешало правительство строительство храма, о чем свидетельствует документ ГАПО ф.34 оп. 1 д. 1006 «Об устройстве в Поиме раскольнической церкви»(9) (1866 г.). И только в 1906 г. они получили разрешение и был утвержден проект на постройку старообрядческого храма австрийского вероисповедания на ул. Малой (ГАПО ф.6 оп. 1 д. 7875)(10). Белокаменная часовня была построена в 1910 г. В ней был богатый иконостас, прекрасный певческий хор. По величественному богослужению она соперничала с Единоверческой и Новоправославной церквями. Но судьба всех храмов Поима (кроме церкви Покрова Божьей Матери, деревянной единоверческой) одна: в 1929 г. они были закрыты, поруганы и разграблены, а часовня была разобрана и из ее кирпича построена мастерская совхоза «Поимский». Церковь Покрова Божьей Матери тоже закрывалась, но в 1946 г. ее открыли и передали новоправославным христианам, где продолжаются службы и поныне. Единоверческий храм сейчас в полуразрушенном состоянии и надежд на его возрождение нет. Из молельных домов сохранился дом поморцев, но отдан под коммунальные квартиры. Староверы же молятся в домах своих наставниц.

В настоящее время старообрядческие общины Поима немногочисленные, на богослужение ходят по 5-10 человек, молодежь ходит в новоправославный храм. В связи с растущей безидейностью, безнравственностью и бездуховностью молодежи, мы, сотрудники краеведческого музея и Дома детского творчества, ищем пути и пытаемся «бороться за детские души». При Доме детского творчества создан клуб «Пилигрим», руководителем которого является научный сотрудник музея, старовер Спасова согласия Мазнев Ю.В. В течение 15 лет дети с ним совершают походы пешком, на лыжах, лодках, велопоходы по святым местам родного края, области, России. Я с ними веду занятия по курсам «духовная культура» и «история старообрядчества Поима».

В 1995 г. они по заданию музея и археографической лаборатории МГУ совершили 16 дневную велоэкспедицию «На родину предков» по 5 областям России (откуда переселялись в наше село старообрядцы). В 1996 г. наши дети-паломники 40 дней путешествовали по святым местам Греции, Болгарии, Румынии. В Румынии они побывали в г. Тульча и русском старообрядческом с. Русская Слава, посетили там мужской и женский монастыри, были на богослужении в старообрядческой церкви, встречались с русскими староверами Белокриницкого согласия.

Из среды Поимского старообрядчества вышли известные в нашей стране богословы-полемисты: Лев Феоктистович Пичугин (Поморское согласие), Никита Алексеевич Морозов (Спасово согласие), Лаврентий Иванович Калмыков (Белокриницкое согласие), Ксенофонт Никифорович Крючков (миссионер-единоверец).

Пичугин – известный деятель старообрядцев поморского согласия. Лев Феоктистович родился 13 февраля 1859 г. в уездном городке Сердобске Саратовской губернии. Родитель Льва Феоктистовича - Феоктист Николаевич был ревностный христианин поморского законобрачного согласия, но ему не суждено было воспитать сына, он умер рано. Его жена, не имея никаких средств к существованию, с кучей детей переселилась в с. Поим Пензенской губернии, где и суждено было Льву Феоктистовичу провести большую часть своей жизни и окончить ее (он умер 9 октября 1912 г.). Таким образом, с. Поим было его второй родиной. По всей России знали Льва Феоктистовича Пичугина из с. Поим.

Не суждено было Льву познать в детстве премудрости книжного учения, борьба за существование, насущная потребность заработать на кусок хлеба не позволили. Только в 14 лет он получил возможность приняться за книгу. К счастью, у кого-то оказалась древняя церковная азбука, по ней-то он и выучился твердо читать. Много занимался самообразованием. Учителями Льва Феоктистовича можно назвать А. А. Надеждина и Д. В. Батова. У Надеждина Лев Феоктистович учился красноречию и приемам ораторского искусства. Д. В. Батов своими многочисленными брошюрами помогал Льву Феоктистовичу разобраться во многих вопросах, волнующих его пытливый ум.

В качестве начетчика Л. Ф. Пичугин в течение нескольких лет исколесил всю Россию и провел бесчисленное множество бесед с миссионерами и начетчиками других старообрядческих согласий, преимущественно “сходственных с поморством” – федосеевского и филипповского. Этим он стремился положить начало объединению всего беспоповства под главенством поморства.

С 1905 г. поле деятельности Пичугина значительно расширилось. Он быстро развивал широкую общественную деятельность в поморском согласии.

В январе 1906 г. под его личным руководством в Вильно состоялся съезд беспоповцев Северо-западного края. Он участвовал и во многих других съездах своего согласия, всегда избирался в качестве председателя. Учреждение общин, постройка храмов, открытие школ, происходило всегда с совета Пичугина, а во многих случаях и при его личном участии. По его мысли осенью 1906 г. поморский съезд в Рыбинске обратился ко всем поморским общинам и приходам с воззванием об устройстве Всероссийского поморского собора в Москве.

На соборе 1909 г. Пичугин был избран председателем постоянно действующего совета поморских соборов. Эта должность сделала Пичугина главой всего поморского согласия и главным администратором в его сложном управлении.

Как утверждают современники, Л. Ф. Пичугин вел большую переписку: Письма летели к нему со всех концов России, с различными вопросами, просьбами совета и помощи.

Много потрудился Л. Ф. Пичугин для поимского поморского общества. Вместо тесного молитвенного дома с его помощью был построен обширный двухэтажный храм с богатейшим иконостасом и двумя паникадилами. Пичугин сам работал не покладая рук вместе с простыми рабочими, был самым щедрым жертвователем.

Твердо зная устав службы, обладая способностями в пении, он восстановил в с. Поиме такой образцовый порядок службы, организовал такой блестящий хор, которому могла позавидовать и столица. Современники и последователи Пичугина подчеркивали, что у Льва Феоктистовича было немало книжных и богословских трудов.

Единоверие в Поиме

1867 год памятен для поимцев тем, что в селе было положено начало Единоверию. Основателем его был старообрядец поморской общины Ксенофонт Никифорович Крючков. Родился он в семье богатых крестьян-торговцев-староверов. Получив домашнее образование, постоянно занимаясь самообразованием, Ксенофонт Никифорович сразу занял первенствующее положение среди поморцев. Под руководством Павла Прусскаго он изучал богословские предметы, а еще ранее знаменитый Московский митрополит Филарет вызывал его к себе и имел с ним продолжительные беседы, в результате чего он решил принять православие на началах единоверия в 60-х годах прошлого столетия. Заслуги его выражаются в постройке 150 единоверческих церквей (он был с 1880 г. епархиальным, а затем синодальным миссионером).

Выйдя из народа, он не порывал с ним связи, держась самого простонародного образа жизни.

В Поиме на средства К.Н. Крючкова построена деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Им же были построены две школы для детей старообрядцев, одна из них - двухклассная.

Ксенофонт Ниифорович послал к Преосвященному прошение, где изложил свою исповедь:

«Сожалея о заблуждении бывших моих единоверцев, я все меры употребляю к их вразумлению и стараюсь склонить их к тому же, на что сам решился. При помощи Божией и при содействии известного Вашему Преосвященству Павла Ивановича, многие из моих собратий, состоявших под моим руководством, а равно и из поповщины и нетовщины обнаруживают к тому большую склонность и расположительность… Но к несчастью наши раскольники не имеют никакого понятия о единоверии: они думают, что в единоверческой церкви служба будет отправляться также, как в православной церкви. А если бы они увидели, что служба отправляется по тем же самым книгам, по которым они сами вместе со мной молились и доселе молятся со всеми теми же обрядами, которые для них так дороги, то нет сомнения, что весьма многие без всякого опасения присоединились бы к церкви. А потому в настоящее время весьма необходимо устроить у нас в Поиме единоверческую церковь, где через законного пастыря отправлялось бы богослужение по правилам единоверия, о чем и осмеливаюсь усердно просить Ваше Преосвященство»(11).

Благословение Преосвященного вскоре было получено. Указ об утверждении единоверия в Поиме вышел 24 октября.

5 ноября в единоверческом молитвенном доме священником Иоанном Невестиным был совершен обряд над Ксенофонтом Крючковым с женою его и сыном Иваном и Павлом Ермиловичем Козловым. При совершении обряда присутствовало более 60 человек раскольников разных сект, все они были поражены торжественностью обряда.

А в 1876 году в Поиме была построена и освящена единоверческая церковь Успения Пресвятой Богородицы.

Базарная площадь, где удобнее всего было начать строительство, принадлежала графу Шереметеву. Он уступил под церковь 40 квадратных саженей. Церковь предполагали строить деревянную, но пока собиралась сумма на ее сооружение, О. Невестин в ноябре 1871 года представил Его Преосвященству свои соображения, что деревянная церковь небезопасна от пожара и получил разрешение на устройство каменного храма.

Закладка храма была начата 28 мая 1873 года в день празднования Св. Духа. С этого времени начались самые усиленные хлопоты О. Иоанна Невестина; он видел, что для продолжения и окончания начатого им дела капитала нет, добровольных подаяний через сборщиков поступает мало, да и медленно, он решился сам поехать в Москву и Петербург для сбора пожертвований. К 20 июля он возвратился в Поим собрав в Москве 300 рублей.

С нетерпением О. Иоанн, дождался зимы и, как только проводил праздники, выпросил позволение ехать в Петербург и там ходатайствовать в Св. Синоде о пособии для постройки храма.

Невестин посетил Высокопреосвященного Арсения, а вскоре после того и Митрополита Московского Иннокентия. Оба эти маститые старцы, обласкавшие О. Иоанна, выразили сомнение в успехе его дела, т. к. деньги находились в распоряжении директора хозяйственного управления и расходовались не иначе, как по предварительно составленным сметам. По словам О. Иоанна «...Не весело было на душе. К скорби душевной присоединилась и телесная, - от расстройства душевнаго и от дурной погоды в Петербурге я заболел так, что жена моя сильно за меня перепугалась. Но я откровенно скажу, желал лучше оставаться в Петербурге, чем возвратиться в Поим ни с чем.

В душевной скорби однажды вышедши из здания Св. Синода, я шел со своим прихожанином сборщиком Козловым по Невскому проспекту к квартире своей, едва передвигая от слабости ноги. Вдруг мне вспомнился Тертий Иванович Филиппов, управляющий временной ревизионной комиссией в государственном контроле, с которым Козлов был знаком и о котором много рассказывал мне, как о человеке высокообразованном.»

Тертий Иванович был дома и принял Невестина. Он написал письмо Его Превосходительству Константину Петровичу, а тот, в свою очередь, предложил О. Иоанну бывать у него ежедневно в 11 часов утра, и в назначенное время всегда вручал ему рекомендательные письма к знакомым лицам, близко стоящим к царскому престолу.

Так он познакомил О. Невестина с фрейлиной Антониной Дмитриевной Блудовой, Елизаветой Николаевной Карамзиной, Александром Петровичем Озеровым и другими. О. Иоанна представили даже Великим князьям Сергею Александровичу и Павлу Александровичу и те пожертвовали на строящийся храм 150 рублей. Нередко О. Невестин бывал у графа Сергея Дмитриевича Шереметева и супруга его подарила золотую парчу, белый глазет для подризника и шелковую материю для занавески к царским вратам. Даже сам Наследник Цесаревич, услышав о нуждах церкви, пожелал послать ей в дар Икону, которую выбрал из своего хранилища. Это была точная копия с образа Черниговской Божьей Матери в изящном окладе.

Весною 1874 года, губернский архитектор Садовский составил новый проект и смету на постройку храма, которые и были отправлены в Хозяйственное Управление Св. Синода. Было принято решение о назначении на достройку Поимского храма суммы, согласно представленной сметы, в течении двух лет.

24 октября 1876 г. единоверческий храм Успения Пресвятой Богородицы в Поиме был освящен, бесчисленные хлопоты и труды О. Невестина, наконец, увенчались полным успехом.

История строительства этой церкви изложена в «Пензенских епархиальных ведомостях» № 64 за 1876 г. с дополнением в № 125 за 1876 гг.

Примечания

1. ГАПО «Пензенские епархиальные ведомости» 1868 г. № 8 статья «Раскол в Поиме и учреждение единоверия», автор О. Невестин

2. ГАПО «Пензенские губернские ведомости» статья «Единоверческая Церковь в с. Поим Чембарского уезда», автор О. Невестин

3. ГАПО ф. 6 оп. 1 д. 7875 «Письмо Господину начальнику Пензенской губернии», подписанное Министром Внутренних дел Ланским от 3 декабря 1858 г. № 379

4. ГАПО «Пензенские епархиальные ведомости» 1913 г. № 19 статья «Храм во имя святого и чудотворного Николая в с. Поим Чембарского уезда Пензенской епархии», автор поимский священник Борис Боголюбов

5. Аннотированная справка «Своеобразие архитектуры с. Поим Белинского района Пензенской области», составленная архитектором, доцентом Пензенской строительной академии Г.Н. Веслополовой, 1996 г.

6. Аннотированная справка «Своеобразие архитектуры с. Поим Белинского района Пензенской области», составленная архитектором, доцентом Пензенской строительной академии Г.Н. Веслополовой, 1996 г.

7. ГАПО «Пензенские епархиальные ведомости» 1868 г. № 12 статья «Раскол в Поиме и учреждение единоверия», автор О. Невестин

8. ГАПО «Пензенские епархиальные ведомости» 1868 г. № 12 статья «Раскол в Поиме и учреждение единоверия», автор О. Невестин

9. ГАПО ф. 34 оп. 1 д. 1006 «об устройстве в Поиме раскольничьей церкви» 1866 г.

10. ГАПО ф. 6 оп. 1 д. 7875 «проект старообрядческого храма австрийского вероисповедания на ул. малой в с. Поим Чембарского уезда Пензенской губернии»

11. ГАПО «Пензенские епархиальные ведомости», 1867 г. стр. 387 Статья «Раскол в Поиме и учреждение единоверия» автор О. Невестин

© Самойленко А.И.

 
Объявления
Новое на сайте в ОКТЯБРЕ 2017 г.

ВНИМАНИЕ!!! КЛАССИКИ И СОВРЕМЕННИКИ. Выставка Анны Леон 19 августа-19 ноября

ВНИМАНИЕ!!! Круглый стол "Культура старообрядцев и ее сохранение". 28 июня 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

О Фотоконкурсе «Боровский космос»

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014