Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Музей истории и культуры старообрядчества > Материалы Х Международной конференции 2011 г. > Романова Н.И. Роль музея в сохранении культурного наследия старообрядчества Рудного Алтая

        Романова Наталья Ивановна – к. культурологии, доцент кафедры философии, права и соц.-политических дисциплин Кемеровского ГУКИ

Роль Восточно-Казахстанского областного архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея-заповедника в сохранении культурного наследия старообрядчества Рудного Алтая

Рудный Алтай явился классическим очагом старообрядчества, приютившим многие поколения староверов. В данном регионе имелись две наиболее крупных группы старообрядцев – «поляки» и «бухтарминцы» (или «каменщики»). История освоения ими Рудного Алтая достаточно хорошо изучена и описана. «Каменщики» расселились по горным притокам Бухтармы и Нарыма, начиная с 20-х гг. XVIII в., составив основу оседлого русского населения в этом крае вплоть до 30-х годов ХХ в. (деревни Быково, Берель, Сенная, Коробиха, Фыкалка, Печи, Малонарымская (Огневка), Язовая, Белая). В конфессиональном отношении большинство бухтарминцев изначально принадлежали к вере, которую сами называли стариковской. С течением времени стали доминировать беглопоповщина, поморский толк, австрийская вера. «Поляки», выселенные из Польши в 60-е годы XVIII в. в Сибирь, расселились, главным образом, по течению и притокам рек Убы и Ульбы. На Рудном Алтае «поляками» были основаны первые шесть деревень – Шемонаиха, Лосиха, Староалейское, Екатерининка, Секисовка, Бобровка. К концу XIX в. «польских» деревень было 21 в четырех основных волостях – Алейской, Александровской, Владимирской и Риддерской. К концу XIX–началу ХХ в. доминирующими толками среди «поляков» были поморский, федосеевский, а также «австрийская церковь».

К середине XIX в. на Рудном Алтае старообрядческий социум в основном сформировался. Образование деревень, формирование населения и хозяйственной структуры протекали интенсивно и быстро. Крестьяне вели традиционную хозяйственную деятельность, занимались хлебопашеством, скотоводством (даже мараловодством), пчеловодством, охотой, рыболовством, и, конечно, ремеслами. Жизнь рудноалтайских старообрядцев развивалась более или менее спокойно до революционных потрясений и гражданской войны. С 1928–1931 гг. крестьянское старообрядческое население было в массовом порядке раскулачено и репрессировано. Постепенно под воздействием новой советской культуры традиционная русская культура вымывалась. Носители этой культуры – старики, отжив свой век, не смогли передать весь свой культурный опыт потомкам. Старообрядчество Рудного Алтая утеряло свою прежнюю силу, что выразилось в активном переселении в город, а также в резком сокращении числа старообрядческих общин и численности верующих, в них состоящих. Лишь природа тех мест, да оставшиеся в бывших староверческих деревнях и селах старинной архитектуры дома, хранят молчаливо память о людях и эпохе. Теперь там течет своим чередом уже другая история.

Тем не менее культурное наследие старообрядцев достойно сохраняется в уникальной этнографической коллекции Восточно-Казахстанского архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея-заповедника (г.Усть-Каменогорск). Данная коллекция – крупнейшая как среди старообрядческих этнографических коллекций музеев Сибири и Дальнего Востока, так и в самом музее, начавшем свое существование именно с ее формирования (1968 г.). Для выявления роли музея в сохранении старообрядческого культурного наследия, необходимо обратиться к истории его создания и развития, в ходе которой бережно собирались, обрабатывались, хранились и популяризировались уникальные памятники духовной и материальной культуры староверов Рудного Алтая.

Основатель и бессменный директор музея (вот уже более 40 лет) – заслуженный работник культуры Республики Казахстан Николай Алексеевич Зайцев, чья судьба тесно переплелась с историей самого музея. Оказавшись по комсомольскому призыву поддержки села в 1967 г. в с. Бутаково (недалеко от г. Лениногорска), он с 17 лет начал работать в школе сельским учителем, проявив себя талантливым педагогом и организатором. На комсомольском собрании в 1968 г. было принято решение открыть музей редкостей. Почва для создания такого музея была благодатная: Бутаково, а вместе с ним близлежащие Черемшанка, Быструха, Секисовка, Мало-Убинка и другие – села, основанные старообрядцами-«поляками». Численность староверов в них до революции была подавляющей.

Своим необыкновенным энтузиазмом Николай Алексеевич заразил своих учеников. «Немало проявил молодой педагог смекалки, изобретательности и тонкого расчета, чтобы поддержать огонек заинтересованности в детских душах» (1). В школьном музее, разместившемся в отгороженной шторой части коридора, работали школьники, из которых на конкурсной основе отбирали директора, его заместителя, заведующих отделов и хранителей фондов. Некоторые ребята станут в будущем сотрудниками музея и свяжут с ним свою судьбу. Один из них, Александр Андреевич Яковлев, вспоминает: «Приверженцев старообрядцев к старине, «дедовским» устоям жизни, древним обычаям, традициям и обрядам способствовала сохранению в их среде множества предметов быта, орудий труда, одежды, предметов народного искусства, представляющих большой интерес для музея. Поэтому первые сборы школьников в родном селе были настолько обильными, что администрация школы была вынуждена предоставить под музей помещение раздевалки… Школьники с удовольствием занимались музейным делом, потому что Зайцев Н. А. смог организовать его увлекательно, включая элементы игры, организуя увлекательные походы, придумывая новые формы работы с детьми» (2). Из 250 учащихся практически все занимались музейным делом. «Какие это были времена! Юных собирателей старины ждала буквально непаханая целина. Сбор экспонатов шел строго по плану. Вначале с горки делали снимок села или деревни. Перед подворным обходом распределяли улицы. Ребята уже поднаторели и безошибочно угадывали, что представляет ценность для истории» (3). Наиболее удачными были две школьные экспедиции 1973 г. в деревню Александровку. Экспонаты из первой экспедиции дети несли на себе в рюкзаках, а из второй – на попутной машине. «Среди собранных в этот раз полотенец, туесков, бадеек, кринок и других предметов старины немало было храмовых икон, сохранившихся у сельчан на чердаках и в кладовках после разорения и разрушения местной старообрядческой церкви в первые годы советской власти» (4). Так начинала свое существование музейная этнографическая старообрядческая коллекция. Экспонаты распределялись по разделам: «Религия», «Воспитание детей», «Народное искусство», «Земледелие», «Скотоводство», «Охота», «Рыболовство», «Сапожное ремесло», «Деревообработка», «Прядильно-ткацкое ремесло», «Одежда», «Резьба по дереву», «Нумизматика». Первой в музее стала экспозиция по русской традиционной одежде и народному искусству.

В 1971 г. школьный музей получил статус «народный», а с января 1972 г. он становится отделом Лениногорского историко-краеведческого музея, реорганизованного в 1976 г. в Бутаковский этнографический музей под открытым небом. Таким образом, когда музей стал государственным, в него из фондов школьного музея было передано десятки единиц икон, серебряных изделий, сотни поясов, рушников, сарафанов, предметов быта. Всего более 5000 экспонатов. К этому времени музей посетило около 60 тыс. человек. Музей в с. Бутаково стал гордостью всей области. Среди его посетителей было немало учёных, писателей, представителей власти, СМИ. Известный археолог, доктор исторических наук С.С. Черников написал в книге отзывов: «Выставка уникальна. Проделана большая исследовательская работа, сохранен ценнейший научный материал. Такой коллекции нет ни в одном музее СССР» (5). В 1977 г. музею был дан статус областного, и в 1978 г. в Усть-Каменогорске был открыт музей этнографии, первыми сотрудниками которого стали Яковлев А.А., Ефремова А.Н., Ефимова Т.В., Гусляков Л.Д., Подгорбунская Т.Ф., Комольцева Л.Е. Появляются отделы казахской этнографии, архитектуры и ремесел, массовой работы и отдел фондов. Начались регулярные выставки, привлекшие большое количество посетителей. Расширялись не только фонды музея, но и площади – ему передаются здания и залы под новые экспозиции. В 1987 г. все музейные коллекции из с. Бутаково были вывезены в Усть-Каменогорск в областной этнографический музей.

Сотрудники музея продолжают вести активную экспедиционную деятельность, охватившую теперь не только старообрядческие поселения бассейна р. Убы, но и села очень большого в географическом отношении Бухтарминского бассейна. Устанавливаются и научные контакты музея: ведутся совместные экспедиции с известными научными центрами Москвы (МГУ), Новосибирска (ГПНТБ, СО РАН), Ленинграда. «Научные контакты с … Государственным музеем этнографии народов СССР, интерес ученых г. Ленинграда к собраниям Бутаковского музея и этнографии русского старообрядческого населения Алтая определил включение в перспективный план работы коллекций-дублей «по всем ремеслам» для передачи их в Государственный музей этнографии народов СССР» (6). Совместно с сотрудниками Отдела редкой книги и рукописей ГПНТБ (г. Новосибирск) шла работа по изучению и систематизации кирилловских памятников, прежде всего богослужебных старообрядческих книг. В конце 1980-х годов удалось отреставрировать в реставрационных мастерских г. Москвы 70 уникальных икон, 18 рукописных и старопечатных книг. Особо следует отметить, что сотрудники музея не только собирали книги, иконы и другие культовые предметы, но и смогли обработать и описать те из них, которые находятся в музеях области, молельных домах и частных владениях (7). Благодаря проведенным экспедициям, активно развивалась фольклорная составляющая деятельности музея. Сотрудниками музея за многие годы собран уникальный и богатейший фольклор рудноалтайских старообрядцев – сокровищница русской народной культуры. Следует сказать, что фольклор не только собирался, но и активно популяризировался. В сентябре 1984 г. при музее под руководством Н.В. Варенниковой было создано вокально-фольклорное трио «Беловодье», исполнявшее старообрядческие песни на многочисленных концертах и фестивалях (на Всесоюзном фестивале фольклорной песни трио было удостоено диплома первой степени). В 1986 г. музей организовал и провел первый областной фольклорный фестиваль. В 1988 г., была создана новая фольклорная группа «Бастеньки» из 12 участников, из которых 5 – сотрудники музея. Ныне ансамблю (4 участника) уже 23 года, руководит им А. А. Яковлев. Артисты выступают в костюмах русских староверов Алтая, созданных на основе изучения музейных экспонатов. Высокий творческий уровень ансамбля отмечен на многих фольклорных фестивалях и праздниках Казахстана и России, а также был представлен в творческих поездках в Бахрейне и Индии. Ансамбль записал два уникальных диска – «Свадебные песни старообрядцев Рудного Алтая» (2008 г.) и «Песни бухтарминских старообрядцев» (2009 г.).

Замечательный этнограф музея, фольклорист Татьяна Германовна Шарабарина, будучи заведующей фольклорным отделом, много сделала для популяризации местного фольклора, и особое внимание уделяла детям. Ею были организованы мероприятия «Сказочные понедельники», во время которых дети попадали в атмосферу крестьянской избы и слушали притчи, сказки, пословицы и поговорки, собранные в экспедициях по старообрядческим селам Алтая. Не менее интересным мероприятием, разработанным Т.Г. Шарабариной и сотрудниками отдела (на основе старообрядческого свадебного обряда), был сценарий-программа регистрации брака «Молодые едут, свадьба будет». Регистрация брака проходила в музее и сопровождалась свадебными песнями и плачами в исполнении фольклорного ансамбля «Бастеньки», а также различными этнографическими конкурсами. Программа пользовалась большим успехом и спросом у молодоженов города. Вскоре эту традицию подхватили и фольклорные коллективы в г. Лениногорске. Т.Г. Шарабарина неоднократно проводила мастер-классы по русскому традиционному костюму. Такие формы работы с населением были очень эффективными и популярными, что обусловило появление нескольких программ и передач на областном и республиканском телевидении. С 1980 г. музей начал проводить массовые русские народные праздники.

В 90-е годы ХХ в. музей пережил очень тяжелые времена – сократился штат сотрудников, не приобретались новые экспонаты, прекратились экспедиции (не проводились 12 лет). К сожалению, именно в эти годы уходят из жизни последние носители традиционной старообрядческой культуры, а вместе с ними их богатейший опыт, знания, материальные и духовные культурные ценности. Тем не менее, в 1992 г. был открыт первый в Казахстане архитектурно-этнографический музейный комплекс под открытым небом на площади 37 га с секторами: старообрядческий, казачий, казахский и «поляна мастеров». В старообрядческий сектор вошли памятники деревянной народной архитектуры, привезенные из бухтарминских сел (тем самым были спасены от разрушения), а также новоделы, выполненные по чертежам архитекторов музея, которые несколько лет изучали и собирали материалы по народной архитектуре.

В 2005 г. Восточно-Казахстанский областной этнографический музей получил статус музея-заповедника, многопрофильного учреждения, вышедшего за рамки этнографического. На территории переданных ему парковых зон созданы природно-ландшафтные зоны с известными и редкими видами растений, а также зоопарк, детский городок, теплицы и ботанический сад. Сегодня площадь музея-заповедника составляет 5493 кв.м. Ежегодно музей-заповедник посещают от 130 тыс. до 160 тыс. человек. С 1983 г., с момента переезда из с. Бутаково, музей посетило 2 786 888 человек, проведено 119 174 экскурсии, 3852 массовых мероприятия, 877 наименований выставок, прочитана 15 801 лекция (8). «Школьный музей, созданный в 1968 году, превратился сегодня в крупный архитектурно-ландшафтный музей-заповедник... Уникальность этого музея-заповедника в поразительном средоточии памятников народной архитектуры, культуры и природы. … его коллективу одновременно приходится решать сразу весь комплекс теоретических и практических проблем. Здесь и общая стратегия развития, создание системы экспозиций, и реставрация деревянных и каменных памятников, и экология, и музеефикация природной среды, и восстановление исчезнувших в потоке времени деревень» (9). Таким образом, работа с культурным наследием старообрядцев Рудного Алтая ведется музеем по следующим основным направлениям: просвещение, воспитание, образование, творчество. Большой объем фондов ставит весьма сложные задачи, требующие огромных усилий и большого количества времени, важнейшими среди которых являются:

1) Каталогизация коллекции. Составление каталогов музейных коллекций (печатного и электронного) открывает большие возможности для изучения и трансляции этнокультурного наследия, а также для развития межкультурного диалога. Обращение к каталогу (особенно через Интернет) приобщает любого желающего к культурному наследию.

2) Введение в научный оборот предметов материальной и духовной культуры старообрядчества Рудного Алтая должно способствовать оживлению научных исследований традиционной русской культуры.

3) Теоретическое описание и научный (прежде всего, культурологический) анализ коллекции. С позиции культурологического анализа, этнографические коллекции являются своеобразным культурным пространством, в котором каждый предмет, обладая высокой информативностью, выступает как некий «код» народных культурных традиций. Знаковость старообрядческой культуры, несомненно, высока, поэтому чаще всего ее опредмеченность выступает как «инструмент» идентификации, благодаря которому человек соотносит себя со своей культурой, соотносит с другими – своими и чужими.

Научные сотрудники музея постоянно ведут трудоемкую и многолетнюю работу в данном направлении. На сегодняшний день создано 11 каталогов старообрядческой коллекции, в которых представлены предметы материальной культуры. Огромная работа была проделана научными сотрудниками отдела русской этнографии музея – Т.Г. Шарабариной (6 каталогов) и Л.И. Елизаровой (2 каталога). Кроме того, полностью каталогизирована и описана коллекция металлопластики Ж.Ж. Каирбековой, а также коллекция рукописного наследия староверов – О.Н. Осерчевой. В настоящий момент ведется каталогизация и описание следующих коллекций: мужская горничная одежда – рубахи и порты (более 50 ед. хранения), пояса (более 500 ед. хранения), кожаная обувь (около 30 ед. хранения), традиционный женский головной убор – кокошники, позатыльники, кички и шашмуры (44 ед. хранения), полотенца (около 1000 ед. хранения), скатерти (более 100 ед. хранения), керамическая посуда (более 800 ед. хранения) и др.

На сегодняшний день каталогизированы следующие коллекции.

1. Коллекция верхней одежды (6). В каталоге представлены все предметы верхней одежды, хранящиеся в фондах музея (31 экспонат). Сюда же включены зимние шапки и рукавицы (одна мужская шапка-ушанка, один шарф, две пары меховых рукавиц-«мохнашек» и одна пара вязанных варежек). По данным исследователей на Алтае, во второй половине XIX–начале ХХ веков насчитывалось до 30 разновидностей мужской и женской верхней одежды. Время изготовления и активного бытования – конец XIX–первая половина ХХ веков. Музейная коллекция верхней одежды не велика, но она дает представление о традиционных материалах, крое и способах изготовления и ношения старинной «лапоти» - такое общее название одежды бытовало в этих краях.

2. Коллекция «Городской костюм» (7). Благодаря известному консерватизму старообрядцев, их одежда вплоть до начала ХХ века сохраняла древнейшие архаические элементы. «Принципиально новый тип одежды мог появиться только вслед за коренными изменениями в самосознании, с утратой информационной изоляции старообрядческих общин» (7, с.1). Поэтому лишь в начале ХХ в. юбка с соответствующей нагрудной одеждой появилась в районе проживания «кержаков» (тогда как в Западной Сибири в начале XIX в.). Особой любовью «парочки» пользовались в «поляцких» селах. В Восточно-Казахстанском областном этнографическом музее хранится 102 предмета, из них 44 кофты, 35 юбок и еще 23 кушака. Почти вся коллекция представляет праздничную одежду. По времени изготовления в коллекции представлены изделия, начиная с конца XIX в.

3. Коллекция женских рубах (8). Рубахи крестьянок генетически связаны с древними славянскими одеждами, они сохранили архаические типы кроя. Сбор коллекции производился в относительно поздний период, с 70-х годов ХХ в., что обусловило отсутствие архаичных холщовых женских рубах. Такие рубахи вышли из употребления к началу ХХ в. Коллекция русских крестьянских женских рубах в фондах музея насчитывает 91 единицу хранения. Большая часть коллекции – 66 единиц хранения, или 73 %, приобретена в районе проживания «каменщиков», 25 единиц хранения, или 27 % – из района проживания «поляков».

4. Коллекция передников (9). Костюм русских крестьянок дополнялся передниками двух разновидностей: плечевые – нарукавники (25 ед. хранения) и поясные – фартуки (43 ед. хранения). Нарукавники представляют вид плечевой одежды (состоят из кокетки – «приставки», к которой пришиты длинные рукава, и «становины» – полотнище передника, на спинке ее края не сходятся). По утверждениям информаторов, «полячки» от нарукавников отказались в 1900–1910 гг., на Бухтарме нарукавники носили еще несколько десятилетий. Все нарукавники приобретены в районах проживания «каменщиков» и изготовлены в период с конца XIX в. по 1950-е годы. Все сшиты из покупных тканей. Фартуки – поясные передники, состояли из полотнища и пояска, крепились на талии при помощи завязок. Их носили и поверх сарафанов, и поверх юбок, по назначению делили на рабочие, повседневные и праздничные. Среди крестьян Рудного Алтая помимо слова «фартук» бытовало название «занавеска». Большую часть коллекции составляют нарядные праздничные фартуки, сшитые из ситца, сатина, атласа, шелка, кашемира. Цвета яркие – красный, оранжевый, зеленый, желтый и др.

5. Коллекция сарафанов (1). Сарафан бытовал вплоть до середины ХХ в. В каталоге представлены сарафаны, поступившие в фонды музея в период с 1972 по 1994 годы, всего 107 ед. хранения (из них 2 – смертных). По времени изготовления сарафаны коллекции относятся к концу XIX–первой половине ХХ вв. Большая часть из них – одежда бухтарминских крестьянок – и гораздо меньше одежды «поляков», которые раньше перешли на городской костюм. В 1940-1950-е годы сарафаны шили только пожилые женщины для молений, в церковь и на смерть. Преобладают в коллекции праздничные сарафаны – шелковые, кашемировые, сатиновые, ситцевые ярких расцветок.

6. Коллекция шалей и платков (2). На Алтае бытовали следующие разновидности платков: шали, полушалки, платки и подшалки. До раскулачивания «в богатых семьях было по сорок сарафанов и по сорок шалей». Старинные платки музейной коллекции в большинстве – праздничные, поэтому они и сохранились до наших дней. К 2008 году коллекция шалей и платков насчитывала 205 единиц хранения, она постоянно пополняется новыми экспонатами. Наиболее ранними экспонатами музейной коллекции являются кашемировые платки и шали конца XIX–первой трети ХХ вв.

7. Коллекция женских украшений (10). В фондах музея-заповедника хранится небольшая по объему коллекция русских традиционных крестьянских украшений. Коллекция собрана в период с 1977 по 2006 гг. Серьги были излюбленным украшением и едва ли не обязательным элементом традиционного костюма местных крестьянок. Их носили и по праздникам, и в будни женщины всех поколений. Фондовую коллекцию традиционных крестьянских серег составляют 47 экспонатов, из них 23 номера – парные серьги, остальные – разрозненные. Бусы также были любимыми украшениями крестьянок. Девушки и молодые женщины по праздникам надевали сразу по несколько сниток – от 3 до 5, и они тяжелым каскадом спускались почти до пояса. В будни носили бусы поменьше и размером и длиной. В коллекции музея 24 снитки бус, делящихся на два вида по материалу изготовления: янтарные и стеклянные. Фондовая коллекция украшений, при относительно небольшом объеме – 76 единиц хранения (47 единиц – серьги, 27 – нагрудные украшения, 2 – кольца), располагает практически всеми наименованиями традиционных украшений, бытовавших в первой половине ХХ века и представляет несомненный интерес.

8. Коллекция расписных изделий конца XIX–начала ХХ вв. (5). В каталоге представлена коллекция деревянных расписных предметов конца XIX–начала ХХ вв, сбор которых осуществлялся с 1974 г. В собрании 73 расписных деревянных предмета, из них 64 – прялки (значительная часть из сел «поляков»); 9 экспонатов имеют различное функциональное назначение: створка двери, три шкафа, канапелька, трепалка, жбан, ладанница, киотка. В старообрядческих селах Восточного Казахстана конца XIX–начала ХХ вв. роспись украшала орудия труда, быт, жилище. Роспись впервые появилась у «поляков», позже она появляется в селах «каменщиков». «Роспись является ответвлением от урало-сибирской и получает впоследствии название по месту нахождения – алтайская» (10).

9. Коллекция кирилловских рукописей XVIII–начало ХХ вв. (4). В фондах музея хранится уникальная ценная коллекция - рукописные памятники кирилловской книжной культуры - наследие времен поздней Руси, отражающее традиции древнерусского книгописания. В музее ведется работа по поэтапному описанию и каталогизации всех кирилловских памятников коллекции: рукописи, гектографы, старопечатные книги, поздние издания XIX–начала ХХ вв. Вся коллекция кирилловских памятников насчитывает 346 ед. хранения. На сегодня создан каталог рукописей, каталог старопечатных книг находится в работе. В описание каталога включены сведения о книжной орнаментике, о владельческих и писцовых записях, подробный состав, расписанный по необходимости полистно, указаны источники поступлений. Авторство, а также место и время написания рукописей неизвестно, в этом видится продолжение древних традиций. Наиболее редкими в коллекции являются несколько рукописей конца XVIII в.

10. Коллекция русской мелкой пластики из меди (XVII–начало ХХ века) (3). Произведения мелкой пластики из меди (складни, створцы, иконы и кресты) известны в русском искусстве с XI в. «По материалу и технике исполнения они объединены названием «медное литье» (11). Медная пластика имела массовое распространение и бытование в низовых слоях населения, что обусловливалось ее дешевизной и тиражностью. Медное литье всегда тяготело к народной культуре. Музейная коллекция насчитывает 293 образца медного литья – это памятники XVII–начала ХХ вв. Почти весь фонд мелкой пластики – это памятники старообрядческие, они были принадлежностью каждого старообрядческого дома, всегда брались с собой в дорогу. Коллекция медного литья музея значительна, по качеству и количеству превосходит многие музейные собрания Казахстана и России. Все образцы меднолитой пластики привозные, мастерских по их изготовлению на Рудном Алтае не было. Большинство старообрядческих изделий собрания музея – иконы (98 предметов), представляющие 36 сюжетов. По месту их изготовления выделены кресты поморского, московского, гуслицкого и уральского литья.

Этнокультурное наследие старообрядцев Рудного Алтая, сосредоточенное в Восточно-Казахстанском областном архитектурно-этнографическом и природно-ландшафтном музее-заповеднике, обладает значительной культурной ценностью, являясь органичной частью историко-культурного наследия нашего народа.

Примечания

1. Михеева Н.П. Судьбою предназначено… // Музей, открытый миру. Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник. Усть-Каменогорск, 2008. С.10.

2. Яковлев А.А. История отдела русской этнографии // Музей, открытый миру. Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник. Усть-Каменогорск, 2008. С.98.

3. Михеева Н. П. Судьбою предназначено… С.11.

4. Яковлев А.А. История отдела русской этнографии. С.100.

5. Каирбекова Ж. Ж. История музея-заповедника // Музей, открытый миру. Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник. Усть-Каменогорск, 2008. С.22.

6. Яковлев А. А. История отдела русской этнографии. С.101.

7. Осерчева О.Н. История отдела редких книг и иконописи // Музей, открытый миру. Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник. Усть-Каменогорск, 2008. С.155–186.

8. Каирбекова Ж. Ж. История музея-заповедника. С.57.

9. Лабецкая В.П., Каирбекова Ж.Ж. История фондового отдела // Музей, открытый миру. Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник. Усть-Каменогорск, 2008. С.77.

10. Черкашина В.А. Расписные изделия конца XIX–начала ХХ вв.: Каталог фондовой коллекции. Усть-Каменогорск: ВКОЭМ, 2005. С.5.

11. Каирбекова Ж.Ж. Русская мелкая пластика из меди. XVII–начало ХХ века. Из фондов музея-заповедника: Каталог. Усть-Каменогорск, 2006. С.5.

Каталоги

1. Елизарова Л.И. Сарафаны русских крестьянок. Из фондов Восточно-Казахстанского этнографического музея: Каталог. Усть-Каменогорск, 2005. – 68 с.

2. Елизарова Л.И. Шерстяные шали и платки: Каталог фондовой коллекции. Усть-Каменогорск: Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник, 2008 г. – 50 с.

3. Каирбекова Ж.Ж. Русская мелкая пластика из меди. XVII–начало ХХ века. Из фондов музея-заповедника: Каталог. Усть-Каменогорск, 2006.– 184 с.

4. Осерчева О.Н. Рукописное наследие старообрядцев: Каталог кирилловских рукописей XVIII–начало ХХ вв. (из фонда ОЭМ). Усть-Каменогорск, 2003. – 32 с.

5. Черкашина В.А. Расписные изделия конца XIX–начала ХХ вв.: Каталог фондовой коллекции. Усть-Каменогорск, 2005. – 54 с.

6. Шарабарина Т.Г. Верхняя одежда русских крестьян Южного и Юго-Западного Алтая: Каталог фондовой коллекции. Усть-Каменогорск, 2009 г. – 55 с.

7. Шарабарина Т.Г. Городской костюм русских крестьянок. Из фондов Восточно-Казахстанского областного этнографического музея: Каталог коллекции. Усть-Каменогорск, 2005. – 45 с.

8. Шарабарина Т.Г. Традиционная одежда русских крестьян. Женские рубахи: Каталог фондовой коллекции. Усть-Каменогорск: Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник, 2006 г. – 105 с.

9. Шарабарина Т.Г. Традиционная одежда русских крестьянок. Передники: Каталог фондовой коллекции. Усть-Каменогорск, 2003. – 72 с.

10. Шарабарина Т.Г. Традиционные серьги и нагрудные украшения русских крестьянок Южного и Юго-Западного Алтая: Каталог фондовой коллекции. Усть-Каменогорск: Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник, 2007. – 62 с.

© Романова Н.И.

 
Объявления
НОВОЕ НА САЙТЕ В 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

О Фотоконкурсе «Боровский космос»

II научно-практическая конференция «Битва за Москву на Боровской земле». 18 ноября 2016 г.

Третьи Мальцевские краеведческих чтениях. 21 октября 2016 г.

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014