Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Музей истории и культуры старообрядчества > Материалы Х Международной конференции 2011 г. > Казанцева Т.Г. Староверы-часовенные Нижнего Енисея: бытовой уклад, литургическая практика, духовно-певческая культура

        
(по материалам полевых исследований)

Казанцева Татьяна Генриховна – к. искусствоведения, ст.н.с. Отдела редких книг и руко-писей Государственной научно-технической библиотеки Сибирского отделения Россий-ской академии наук, доцент кафедры истории музыки Новосибирской государственной консерватории (академии) имени М.И. Глинки

Среди старообрядческих сообществ Урало-Сибирского региона наиболее представитель-ным по числу приверженцев является часовенное согласие (1). Это не случайно, так как указанный регион является, по сути, местом его формирования. Напомним, что часовен-ные, как самостоятельная старообрядческая деноминация, окончательно выделились из беглопоповского толка в 1840 г., когда Тюменский собор, участниками которого были как потомки софонтиевцев, бежавших после разгрома Керженца в 20-е годы XVIII в. на Урал и в Сибирь под защиту промышленников Демидовых, так и представители местного, наи-более радикально настроенного старообрядчества, провозгласил «полный отказ от «бегст-вующего священства» и главенство иерархии нерукоположенных наставников общин» (1).

Непростая история урало-сибирских часовенных обусловила их постоянную миграцию на восток страны – бегство от «мира антихриста», – не прекращающуюся со второй трети XIX в. – периода Николаевской реакции – до настоящего времени. В результате согласие полу-чило чрезвычайно широкое распространение на территории Сибири и Дальнего Востока, образовав целый ряд ареалов компактного проживая. К таким ареалам с однородным в суб-конфессиональном отношении населением относятся, например, Горный Алтай с примы-кающими территориями Кузбасса (район Горной Шории) и Восточно-Казахстанской облас-ти (Рудный Алтай), Томская тайга, юг и север Красноярского края, Республика Тыва.

Особенностью согласия является отсутствие до настоящего времени единого духовного центра: часовенные, по сути, представляют собой сеть изолированных общин, между кото-рыми не всегда существует полное согласие по тем или иным вопросам религиозной догма-тики и поведенческих норм. Ещё одна немаловажная особенность часовенных заключается в том, что они остались практически единственным старообрядческим согласием (за исклю-чением, пожалуй, странников), сумевшим на протяжении всего богоборческого XX в. со-хранить институт иночества. Монастыри, крупнейшими из которых являются скиты в Туве (в верховьях Енисея) и в Красноярском крае на реке Дубчес, выполняют функцию духовных центров, оказывая влияние на крестьянские «мирские» поселения, связанные с ними не только духовно, но и экономически.

Несмотря на столь широкое распространение в сибирском регионе, часовенное старообряд-чество до настоящего времени остается малоизученным феноменом (3). Слабо исследована их этнография, бытовой уклад, социальное положение, особенности говора, то есть все те аспекты, которые требуют непосредственного научного наблюдения в среде носителей культуры. Это положение вполне объяснимо чрезвычайной герметичностью часовенного согласия, стремлением к самоизоляции, психологической замкнутостью. Причины возник-новения подобных установок также очевидны: религиозный «страх» контактов с «миром антихриста», многократно усиленный жесточайшими репрессивными мерами, применяе-мыми государственными карательными органами к часовенным вплоть последней трети XX в.

Музыковеды-медиевисты также ранее не включали духовно-певческие традиции сибирских часовенных в сферу своего внимания (4). Таким образом, настоящая публикация отражает результаты начального этапа разработки данной темы. В ней излагаются наблю-дения, зафиксированные в дневниках археографических экспедиций, которые проводились в 2008 и 2009 г. Отделом редких книг и рукописей Государственной научно-технической библиотеки Сибирского отделения РАН совместно с Новосибирской государственной кон-серваторией (5). Регионом работы были старообрядческие населённые пункты, располо-женные по «нижнему» течению Енисея – в Ярцевском и Туруханском районах Краснояр-ского края. Наиболее полная информация по интересующим нас вопросам была получена в посёлке Индыгино, который является типичным поселением енисейских часовенных.

Посёлок является достаточно молодым, его основание относится к 1971 г., когда несколь-ко семей старообрядцев переселились на один из островов в нижнем течении Енисея с фактории Сым на одноименной реке. Сегодня в Индыгино живут только часовенные. Их численность невелика: согласно последним официальным данным в поселке проживает 192 человека. По словам старообрядцев, раньше население было больше, но в связи с рас-падом ближайшего леспромхоза и «экономическим кризисом» многие уехали.

Основные занятия староверов связаны с охотой: за каждым охотником закреплен участок тайги около 30 кв. км. Кроме того, жители занимаются рыболовством, животноводством, собирательством. Своей продукцией они снабжают соседние населённые пункты и север-ные монастыри Дубчеса, с которыми поддерживают тесную связь. Как правило, на склоне лет большинство часовенных совершает иноческий постриг.

Бытовой уклад староверов преимущественно традиционен. Каждая семья имеет земельный участок с огородом и большим двором. Во дворе размещены жилые и хозяйственные по-стройки, в которых находятся помещения для скота, хранения хозяйственного инвентаря и запасов корма. В качестве строительного материала используется только древесина.

Обстановка внутри дома во многом зависит от материального достатка семьи и «крепости веры», то есть строгости соблюдении хозяевами религиозных установок часовенных. Су-ществуют определенные запреты: на телевизор, электрические чайники и т.п. Большинст-во предметов ручного изготовления, но есть и современная мебель, приобретаемая в мага-зинах ближайшего посёлка Ворогово или в «городе» – так здесь называют Красноярск. Бытовая утварь – столовая посуда, посуда для воды, предметы, связанные с топкой печи и выпечкой хлеба – фабричного изготовления.

Центральное место в доме – красный угол. В красном углу находятся литое Распятие и писанные на досках иконы (большей частью иконы выполнены иконописцами Дубчеса). Под Распятием и иконами на специальном столе или в шкафах хранятся книги, подручни-ки и лестовки, свечи и другие предметы культа.

Достижения технического прогресса проникают в среду часовенных достаточно медленно. До настоящего времени сохранились умельцы, изготавливающие так называемые «обласки» – деревянные лодки из специально выделанной древесины и просмолённые. Непосредст-венно в Индыгино живет мастер-изготовитель обласков, его продукцию также приобретают жители соседних населённых пунктов. В хозяйстве имеются деревянные прялки, которые до сегодняшнего дня по старинным образцам делает один из жителей староверческого по-селка Фомка (6). Прялки, как правило, не продают, а обменивают, например, на сахар. До не давнего времени употреблялись ткацкие станки, на которых ткали коврики и половики, ста-рообрядки до настоящего времени продолжают плести старообрядческие пояса, используя для этого специальное старинное приспособление.

Однако постепенно осваивается и современная техника. Почти каждая семья имеет мотоцикл, машину, трактор; в лодках используются моторы. В последние годы старове-рами стали строиться катера по «американским чертежам» (то есть привезенным едино-верцами, проживающими в США). В селе также есть миниэлектростанция, работающая на дизельном топливе. Воду для бытовых нужд добывают при помощи электронасосов.

По религиозным воззрениям часовенных, христианин не может контактировать с власт-ными структурами, иметь паспорт, получать пенсию, находиться на государственной службе. Однако сейчас полностью соблюдать эти правила не представляется возможным: часть мужского населения работает в леспромхозе, в посёлке есть глава администрации, люди, находящиеся на государственной службе – рабочие дизельной электростанции, учитель школы.

Школа в посёлке – только начальная (четыре класса). Дальнейшее образование осуществ-ляется по желанию в посёлке Ворогово в заочной форме. Но чаще всего образование мо-лодого поколения ограничиваются местной начальной школой. Представители старшего поколения, как правило, имеют неполное или полное среднее образование, а некоторые из них – и профессиональное. Это объясняется тем, что в годы советской власти все дети ча-совенных в обязательном порядке обучались в средних школах-интернатах районных цен-тров. Стоит отметить, что программу в своей школе старообрядцы корректируют сами, исходя из своего мировоззрения. Так, например, они отказались от уроков музыки и пе-ния, считая их «душевредными».

Несмотря на влияние цивилизации, староверы все же сохраняют традиционный бытовой уклад, что проявляется не только в религиозной, но и в повседневной жизни. Каждый, кто заходит в дом, должен совершить 3 поклона, затем произнести приветствие: «Здорово жи-вете!» Благодарность выражается словами: «Бог спасёт». Между жителями посёлка сущест-вуют христианский принцип взаимного доверия. Уходя из дома, дверь никто не закрывает, её лишь подпирают высокой палкой для того, чтобы было видно, что хозяева отсутствуют. Развита взаимная помощь: на покос выезжают не только все члены семьи, но и уже закон-чившие свой участок родственники.

Обычный день старовера подчинен особому ритуалу. Он начинается и заканчивается «мо-литвенным правилом». Каждое дело предваряется молитвенным прошением: «Господи, благослови». Перед трапезой кладутся 3 поклона, то есть читается молитва мытаря «Боже, милостив буди ми грешному». Прежде чем сесть за стол, староверы просят друг у друга благословения питаться; перед каждым новым блюдом осеняют себя крестным знаменем. До сих пор существует традиция – по окончании трапезы вставать всем вместе, но вслед за главой семьи. После трапезы читаются благодарственные молитвы. Люди, не являю-щиеся членами старообрядческого собора, питаются отдельно. Для иноверцев или гостей используется также отдельная посуда – «инородская чашка».

Часовенные строго соблюдают однодневные и многодневные посты. Питаются они дваж-ды в день; их рацион составляют в основном продукты, добытые собственным трудом: молочная продукция, рыба, грибы, ягоды, зимой – дичь, «сохатина» (мясо лося) и др. Продукты из магазина, так называемое «торжищно брашно», могут поступать в пищу только после «исправления» их духовным наставником. «Исправляется» не только пища, но и предметы домашнего обихода (в том числе посуда), мебель подвергается каждению. Кондитерские изделия, например, конфеты и шоколад, не подлежат «исправе»; они счи-таются «роскошью», и их употребление осуждается. В эту же категорию «запрещенных» входят лекарства. Принимающий их должен принести покаяние на общем соборе и при-нять долгосрочную епитимью.

Досуг старообрядцев в воскресные и праздничные дни составляет чтение книг (преимущественно религиозных), посещение домов родственников и знакомых, беседы на разные темы. Активно используется общение по рации с родственниками из удаленных населенных пунктов. Рация для некоторых из них является единственным каналом связи с внешним миром. В недавнее время в посёлках также появились спутниковые таксофоны. Но к рациям и таксофонам наиболее консервативные старообрядцы относятся очень на-стороженно.

Неоднозначными представляются отношения членов общины со своими единоверцами из других соборов. С одной стороны, к совместному молению не допускаются не только пришлые «с мира», но родственники, знакомые, прибывшие в гости из других мест. Если же часовенные сами выезжают за пределы поселения, то они отлучаются от соборного общения и считаются «замирщившимися» или, как они сами говорят, «побывавшими в помешке». После такого «замирщения» наставник накладывает на них епитимью, по вы-полнении которой они могут вновь участвовать в общей молитве. С другой стороны, меж-ду соборами существуют тесные родственные связи. Браки, как правило, совершаются между представителями разных, чаще всего удаленных друг от друга соборов.

Богослужение часовенных традиционно проходит в культовых зданиях без алтарей – ча-совнях (7). Часовня, как правило, представляет собой отдельно стоящее сооружение, ис-пользующееся исключительно в литургических целях. В изучаемой нами общине часовни как таковой нет: её функцию выполняют специально оборудованные помещения в двух обычных жилых домах, называемые моленными. Однако недавно в посёлке был поставлен вопрос о строительстве новой общей моленной, отделённой от жилых помещений и спо-собной одновременно вместить увеличившееся число молящихся. Немаловажным факто-рам для принятия этого решения стала идея консолидации, преодоления разобщенности двух соборов, сформировавшихся не в результате догматических разногласий, а лишь по житейским причинам.

Используемые ныне помещения в максимальной степени приближены к настоящим часовням. Достаточно просторное помещение вмещает большой иконостас, который из-менил свою функцию, перестал быть алтарной преградой и находится на восточной стене дома, лицом к которой стоят молящиеся. Большинство икон – новописанные. Судя по тес-ным связям общины с монастырями, иконы на досках привезены именно оттуда. От мо-лящихся иконостас отделяет «аналой», покрытый «антиминсами» с изображением Креста Господня.

На богослужении в большом количестве используются свечи. Они должны изготавливаться только специально благословленными на это людьми. В самом посёлке пока такого челове-ка нет, поэтому свечи приобретаются у единоверцев из других мест. Каждый молящийся должен прийти в моленную со своей свечёй и положить её на аналой. Особенностью тради-ции является то, что свечи старообрядцы никогда не держат в руках (даже на полиелеосе); они используются только для освещения иконостаса. Свечи крепятся своей боковой частью вертикально к подыконной планке. Наставник по мере необходимости перемещает их все выше, чтобы огонь всегда был вровень с ликами. В определенное время по ходу службы свечи возжигаются или угашаются: например, их угашают на шестопсалмии, и зажигают на полиелеосе. В комнате также имеется деревянная подставка для книг, скамьи для отдыха во время продолжительной службы.

На богослужение все молящиеся приходят в традиционном христианском облачении. Мужской костюм состоит из подпоясанной специальным поясом рубахи-косоворотки с расшитым воротом и вертикальной планкой и брюк темного цвета. Поверх надевается черный кафтан традиционного кроя. После службы мужчины остаются в «праздничной» рубахе.

Женщины надевают сарафан-«горбач» поверх специальной рубахи с расшитыми манжета-ми, называемой «рукава». Пояс поверх сарафана не является обязательным и более характе-рен для девушек (все староверы носят нательные пояса). Особый элемент женского облаче-ния – головной убор. Замужние и взрослые женщины повседневно носят на уложенных во-круг головы косах специальный чепец – «шашмуру», поверх которой повязана косынка. На богослужение поверх этого убора надевается большой платок, ниспадающий по спине ров-ным краем. Девочки под платком носят широкую матерчатую «ленту», украшенную по нижнему краю вышивкой, бисером, бижутерией. Непременными атрибутами молящихся являются лестовка и подручник.

Как и в храме, помещение моленной условно разделено на мужскую и женскую по-ловины. Кроме того, у каждого прихожанина есть своё постоянное место. Принимающие активное участие в службе соборяне – чтецы, певчие – стоят впереди, для удобства выхо-да к аналою. Во время службы не допускается произвольное хождение по моленной, вы-ход из неё без крайней необходимости. «Чужие» в моленную не допускаются, они могут стоять у входа по разрешению наставника. «Замирщившиеся» и несущие епитимью собо-ряне имеют право находиться в моленной, но исполняют молитвенное правило (приход-ные и исходные поклоны) отдельно и не молятся вместе с другими на протяжении всей службы.

Молящийся должен стоять неподвижно, скрестив руки на груди. Уставом также преду-смотрен отдых от длительного стояния: сидеть позволяется на чтении псалмов (кроме шестопсалмия), поучениях. Стоит отметить, что некоторые (преимущественно пожилые) старообрядцы позволяют себе присесть и на чтении тропарей канонов (но не пении ирмо-сов), что выходит за рамки правил («по слабости») и в целом самими часовенными не одобряется. Идеалом в этой среде считают стояние на протяжении всей службы: посту-пающий так человек заслуживает особого уважения, ставится в пример.

Акциональный компонент службы значительно редуцирован, что, прежде всего, связано с отсутствием священнических действ. Основными ритуальными действиями мо-лящихся являются крестное знамение и поклоны. Крест полагается «двема персты», правиль-но и неспешно с возвращением руки на живот – «замыканием», что является характерным признаком именно часовенной традиции.

Приходные и исходные поклоны представляют собой самостоятельное обрядовое действо. Приходный начал осуществляется индивидуально или группами молящихся, приходящими на службу порознь. Исходный начал выполняется всем собором, причем завершается служ-ба тремя совместными поклонами, когда все молящиеся синхронно разворачиваются через правое плечо от иконостаса к дверям. Сходным ритуалом является подготовка чтецов к чте-нию богослужебных книг: чтение «втай» Исусовой молитвы и испрашивание благословле-ния, а по окончании – «прощение» с земным поклоном.

По уставу осуществляется обряд каждения икон. Каждение выполняется крестообразно с помощью самодельной кацеи. Этот способ каждения признается не всеми, у некоторых староверов бытует мнение, что крестообразно кадить иконы разрешено лишь лицам руко-положенным, всем остальным можно кадить только кругообразно.

Главенствующая роль на богослужении отведена наставнику. По традиции наставники у часовенных выбираются из числа наиболее грамотных и уважаемых людей в общине. Как духовный отец он даёт различные советы, имеет право накладывать епитимью, принимать на покаяние, «исправлять» пищу, принимать решение о допуске в собор того или иного члена общины. Именно наставник благословляет на служение уставщика, который руко-водит всем ходом службы, чтецов и певчих.

По правилам, на богослужении функции наставника и уставщика разграничены. В обязан-ности наставника входит каждение икон, «замолитствование» и чтение особо важных ли-тургических текстов; уставщик готовит книги, помогает чтецам, подсказывая дальнейший текст или поправляя ошибки. Однако в изучаемом нами соборе наставник одновременно является и уставщиком.

Служба в соборе пос. Индыгино происходит каждое воскресение и в великие праздники. В отношении времени суток последование службы имеет свой порядок. Совместное моление разделено на два крупных блока: вечером (с 19:00 до 21:00 ч.) служатся великая вечерня и павечерница; утром (с 4:00 до 10:00 ч.) – полунощница, утреня, часы, обедница. Сбор на службу «объявляется» ударами в било. Разделы богослужения отделяются отпустами (ме-жду великой вечерней и павечерницей малой, утреней и первым часом; часами и обедни-цей), либо исходными поклонами (после павечерницы, то есть в конце раздела, который служится вечером накануне праздника, между полунощницей и утреней и в конце обед-ницы). После основной службы дополнительно следует молебен. Всенощное бдение в на-стоящее время не осуществляется, хотя желание возродить этот наиболее продолжительный вид богослужения у некоторых наставников имеется (8).

Богослужение проходит в строгом соответствии с положениями дореформенного Устава в редакции патриарха Иоасафа (1641 г.) по книгам старой печати или современным их «ре-принтам», приобретаемым преимущественно в Москве, в церковной лавке Преображен-ского поселка.

В богослужении принимают участие почти все соборяне в роли певчих и чтецов. По-скольку обучение знаменному пению и чтению осуществляется на практике, чтецам пору-чаются тексты соответственно уровню их подготовки: менее опытные читают часы (в ос-новном это дети и подростки), грамотные и обязательно благословленные – важнейшие тексты Священного Писания. Так, например, шестопсалмие и Апостол читает наставник. Как правило, Евангелие тоже читает наставник, но в данной общине это право всегда пре-доставляется одному особо уважаемому пожилому старообрядцу, который пользуется вы-соким авторитетом и выделяется особой праведностью среди других членов общины.

Уставщик одновременно является и головщиком хора. Специального клироса у енисей-ских часовенных нет, поют всем собором, при этом хорошо усвоенные на память песно-пения певчие исполняют, находясь на своих обычных местах, тогда как совместное пение по крюковой строке предваряется их выходом к «аналою» и группировкой вокруг специ-альной подставки, на которую ставится певческая книга.

На богослужении используются только уставные формы воспроизведения богослужебных текстов, что свидетельствует о высокой литургической культуре часовенных.

За каждой формой строго закреплен определённый репертуар текстов. Так, «тонирован-ная» (звуковысотно и ритмически организованная) речь включает тексты молитв приход-но-исходного начала, псалмов и кафизм, тропарей канонов; она также распространяется на многие традиционно произносимые (а не пропеваемые) молитвы, такие как «Царю Не-бесный», Исусова молитва, «Отче наш» и др. Речевой тип интонирования литургических текстов является основой разделов полунощницы и часов, а также преобладает на паве-чернице. На павечернице и полунощнице «чтением» исполняются, в том числе, и ирмосы канонов.

Более сложная – вокально-речевая – форма литургического речитатива используется при чтении текстов Священного писания (Евангелие, Апостол), поучений и шестопсалмия. Литургический речитатив индивидуализирован: каждый тип текста имеет свою «погласи-цу». Не случайно, как указывалось выше, названные тексты поручаются не только самым достойным, но и самым опытным чтецам.

Еще одна разновидность речитатива – хоровой – представлен кругом кратких молитв: «Слава, и ныне», припевы «Господи помилуй», «Аллилуия». Посредством этой же формы исполняются и более развернутые молитвословия: за здравие, об отпавших от веры, об упокоении, тропарь «Богородице Дево, радуйся» в конце павечерницы и обедницы, мо-литва «Ненавидящих и обидящих нас», прощение «Ослаби, остави» в окончании полу-нощницы, в заключение утрени – «Утверди, Боже, веру христианскую», «Честнейшую Херувим» и последующие за ними краткие возгласы.

Вокальная силлабика имеет свой доминирующий жанр – стихиры: воскресные и святым на «Господи воззвах», ины стихиры Богородице Павла Амморейского, стихиры Богородице и по алфавиту на стиховне в разделе вечерни; стихира воскресная по Евангелию, стихиры на хвалитех утрени. В их исполнении преобладает гласовое пение (то есть пение «на са-могласен»). Предположительно, используется и техника пения «на подобен», однако этот вопрос требует дальнейшего уточнения.

Обиходная внегласовая силлабика также обладает своим репертуаром, в который помимо кратких молитвословий «Господи помилуй», «Слава, и ныне», «Аллилуия» (9) входят славники «Молитв ради», песнопение «Достойно есть», Великое славословие (на утрени), тропарь «Единородный Сын» и песнопение «Буди имя Господне» (на обеднице).

В достаточном объёме представлены и наиболее сложные вокальные формы – не-вматика и мелизматика. Песнопения невматического стиля сосредоточены преимущест-венно в разделе вечерни. Это псалмы «Господи воззвах» с припевами, богородичны вос-кресный на «Господи воззвах» и на стиховне – «Подаждь утешение», храмовая стихира «Отче Николае» на литии. Отметим, что «в роспев» исполняется и первая стихира на сти-ховне, что, вероятно, является отражением древней, характерной для всего беглопопов-ского старообрядчества (из среды которого в свое время обособились часовенные) бого-служебной практике, так как аналогичное воспроизведение было отмечено нами в свое время у староверов-семейских Бурятии, выходцев с Ветки, оставшихся на позициях бег-лопоповства. Несколько песнопений утрени и обедницы также относятся к невматической стилистике – стихира «Воскрес Исус от гроба», антифоны степенные, ирмосы канонов, осмогласное песнопение «Свят Господь» на утрени, а также «Достойно есть» в конце обедницы. Мелизматический стиль сосредоточен в начале вечерни – первая Слава первой кафизмы (вторая и третья Славы прочитываются), в Евангельских запевах «Слава Тебе, Господи» на утрени и обеднице и песнопении «Иже крестом».

Особо следует отметить, что в соборе часовенных пос. Индыгино большинство певчих владеют невменной грамотой и песнопения невматического и мелизматического стилей поют по крюковой строке. Из бесед с наставником и членами общины удалось узнать, что обучением пению в регионе занимаются 2 человека, один – инок Дубчесского монастыря, второй – живущий в пос. Ворогово брат местного наставника. Обучение обычно происхо-дит во время Великого поста, когда учитель на несколько недель приезжает в один из по-сёлков и занимается с молодежью. Старшее поколение училось у А.Г. Мурачёва – извест-ного старообрядческого писателя и главного духовного наставника часовенных Нижнего Енисея. Некоторые получили знания от своих родителей. В результате в соборе крюковой грамотой владеют сам наставник, все его братья и сыновья, племянники. По-видимому, знаменную нотацию знают и другие певчие, так как во время службы постоянно пользу-ются крюковыми книгами.

Сейчас в общине имеются крюковые книги Л.Ф. Калашникова (начала XX в.), переиздан-ные недавно староверами белокриницкого согласия. Как сообщил наставник, ранее в об-щине были певческие книги «Морозовской печати». Книги обветшали, и он передал их сыну, заменив на новые, так как не увидел «никакой разницы» между старыми и новыми, а «петь по последним гораздо удобнее». Кроме того, в одной из семей хранится рукопись Праздников, переписанная в 20-е годы прошлого века местным старовером Ведернико-вым.

Крюковые книги переписываются и в настоящее время, хотя и в незначительном количе-стве. Так, в одном из соборов нам удалось познакомиться с современной крюковой руко-писью под названием «Обиход нашего напева», созданной на Дубчесе неназванным нам знатоком знаменного пения. Учитывая сказанное, можно предположить, что невменная грамотность, так или иначе, сохранялась у часовенных на протяжении всего XX в.

В заключение несколько слов следует сказать об исполнительской манере часовенных, ко-торая представляется весьма своеобразной. Прежде всего, их пение очень медленное. При этом, чем сложнее музыкальная стилистика, тем медленнее темп. Так, например, мелизма-тическая первая Слава кафизмы «Блажен муж» звучит около получаса. Часовенные поют в ровной, но очень высокой громкостной динамике, интонирование осуществляется «на связ-ках», при предельном напряжении голосового аппарата. Все это оставляет неизгладимое впечатление «архаической подлинности» происходящего.

Традиции богослужебного пения часовенных Сибири представляют собой интересный и весьма перспективный объект изучения. Расширение объёма анализируемого материала, углубление и детализация его анализа позволят в дальнейшем составить более полное представление об этом уникальном явлении, выявить особенности локальных традиций знаменного роспева, а также, возможно, установить черты общности, характерные для ли-тургической практики всего часовенного старообрядчества.

Примечание

1. В Сибири часовенное согласие имеет также и другие наименования – стариковщина (стариковина, стариковцы) и кержаки.

2. Покровский Н.Н., Зольникова Н.Д. Староверы-часовенные на востоке России в XVIII–XX вв.: Проблемы творчества и общественного сознания. М., 2002. С.24–25. См. также: Соборное уложение Тюменского собора 13 ноября 1840 г. // Духовная литература старо-веров востока России XVIII–XX вв. Новосибирск, 1999. С. 334–339.

3. Исключение составляют такие аспекты, как история, идеология, отчасти литературное творчество представителей часовенного согласия, получившие фундаментальное исследо-вание в работе: Покровский Н.Н., Зольникова Н.Д. Староверы-часовенные на востоке Рос-сии в XVIII–XX вв. …

4. Существуют исследования традиций богослужебного пения часовенных Урала: Пар-фентьев Н.П. Традиции и памятники древнерусской музыкально-письменной культуры на Урале (XVI–XX вв.). Челябинск, 1994; Коняхина Е.В. Гласовая организация певческих стилей старообрядческой службы: Автореф. дис. канд. искусствоведения. Магнитогорск, 1999. Что касается часовенных Сибири, то нам известна лишь одна небольшая публикация на эту тему: Бурилина Е.Л., Плигузов А.И. Наблюдения над современными исполнитель-скими традициями в знаменном распеве // Музыкальная культура Сибири и Дальнего Вос-тока. История и современность: Тезисы научной конференции. Новосибирск, 1983. С.47–52.

5. В состав экспедиций входили научные сотрудники ОРКиР ГПНТБ СО РАН Т.Г. Казан-цева, А.А. Юдин и студентка теоретико-композиторского факультета Новосибирской кон-серватории С.Г. Емельянова. Экспедиции осуществлялись при финансовой поддержке РГНФ (гранты № 08–01–18020е «Археографические исследования в восточно-сибирском регионе»; № 09–01–18068е «Книжные и певческие традиции старообрядцев Верховья и Среднего течения Енисея»). Полевые исследования в данном регионе продолжаются в рамках проекта РГНФ № 11–01–18093е «Древнерусское культурное наследие в традициях старообрядцев Сибири и Дальнего Востока».

6. Поселок Фомка находится в Енисейском р-не при административном центре Ярцево.

7. Отсюда и название согласия.

8. О таком желании сообщил, например, наставник часовенного собора пос. Фомка.

9. Данные молитвословия, как отмечалось ранее, могут исполняться и «тонированной» речью в форме хорового речитатива.

© Казанцева Т.Г.

 
Объявления
Новое на сайте в СЕНТЯБРЕ 2017 г.

ВНИМАНИЕ!!! КЛАССИКИ И СОВРЕМЕННИКИ. Выставка Анны Леон 19 августа-19 ноября

ВНИМАНИЕ!!! Круглый стол "Культура старообрядцев и ее сохранение". 28 июня 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

О Фотоконкурсе «Боровский космос»

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014